Previous Entry Share Next Entry
Эдвард Уилсон: наука как эволюционная эпопея
evgeniirudnyi

‘Но не следует заблуждаться насчет силы научного материализма. Научный материализм предлагает человеческому разуму альтернативную мифологию, которая до сегодняшнего времени постоянно находилась в зоне конфликта и уверенно теснила традиционную религию. Научный материализм эпичен: вселенная возникла в результате большого взрыва 15 миллиардов лет назад, когда возникли элементы и небесные тела, а затем зародилась жизнь на земле. Эволюционная эпопея сама по себе является мифом, поскольку в ее законы мы верим, но они никогда не смогут породить идеальный причинно-следственный континуум, который бы включал в себя и физику, и социальные науки, и этот мир, и все другие миры вселенной.’

‘Мифопоэтические устремления можно укротить и превратить в обучение и рациональное стремление к прогрессу человечества. Но для этого нужно окончательно признать, что научный материализм сам по себе является мифологией в самом благородном смысле слова. Поэтому я хочу еще раз напомнить о том, почему я считаю научные идеалы выше религиозных. Наука постоянно добивается успеха в объяснении физического мира и управлении им. Наука — процесс саморегулирующийся, она открыта для всех разумных и осуществимых проверок. Наука готова изучать все — и светское, и священное. Наука может даже объяснить традиционную религию на основе механистических моделей эволюционной биологии.’

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2017/04/edward-wilson-evolutsionnaya-epopeya.html


  • 1
наука как общественный институт конечно обладает кое-какими идеалами, но не является альтернативой религии в ценностном смысле, т.к. не различает добро и зло, не определяет должное.

Юриспруденция, этика, социология - тоже ветви науки.

юриспруденция - прикладная наука, а этика с социологией описательные. наука не делает нормативных утверждений, это одно из ее определяющих свойств. если делает - это уже не наука.

наука не делает нормативных утверждений

Но всё же подспудно присутствуют вера в полезность/необходимость непрерывной аккумуляции научного знания и в то, что "учёные что-нибудь придумают", как ответ на все тревожащие вопросы.

Как говорят, в основе науки лежит научный метод, который, если разобраться, состоит из нормативных утверждений. При этом, если посмотреть на историю науки, ученые выдвигают научные метод как пример для подражания.

Вот, что говорит Уилсон по этому поводу:

"И в центре второй дилеммы оказывается порочный круг: мы вынуждены выбирать из элементов человеческой природы, опираясь на систему ценностей, которую те же самые элементы создали в давно исчезнувшую эволюционную эпоху.

К счастью, это кольцо человеческих затруднений не настолько тугое, чтобы его нельзя было разбить усилием воли. Основная задача биологии человека — выявить и оценить все ограничения, которые влияют на решения этических философов и всех остальных людей, и сделать вывод об их значимости посредством нейрофизиологических и филогенетических
реконструкций разума. Эта задача является необходимым дополнением к продолжающемуся изучению культурной эволюции. Она изменит основы социальных наук, но никоим образом не уменьшит их глубину и значимость. Она откроет нам биологию этики, а это позволит выбирать более глубоко понятые и более прочные системы моральных ценностей."

"в давно исчезнувшую эволюционную эпоху" - странное утверждение для биолога..

"кольцо человеческих затруднений не настолько тугое, чтобы его нельзя было разбить усилием воли"
воля сама в свою очередь направляется иррациональными импульсами. разум здесь на правах инженера в сталинской шарашке - выполняет спущенные сверху задания. он может импровизировать только в частностях. мы можем конечно воздействовать на культурные нормы, гормональный фон, или на гены, если захотим хотеть чего-то другого, но это действие будет определяться также иррациональным желанием более высокого порядка. кроме того, встает вопрос - кто это будет делать, министерство целеполагания? или каждый сам? в норме человек скорее пытается изменить окружающую реальность, чем себя. например, в большинстве люди хотят есть и не толстеть, а не не хотеть есть. наши желания - это мы, они составляют нашу идентичность.

Можно согласится с тем, что Уилсону не удалось найти решения для вечных проблем.

  • 1
?

Log in