Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Федор Михайлович о законах природы и свободе воли

Цитаты из Ф. М. Достоевский «Записки из подполья»

‘Но дважды два четыре — все-таки вещь пренесносная. Дважды два четыре — ведь это, по моему мнению, только нахальство-с. Дважды два четыре смотрит фертом, стоит поперек вашей дороги руки в боки и плюется. Я согласен, что дважды два четыре — превосходная вещь; но если уже все хвалить, то и дважды два пять — премилая иногда вещица.’

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2014/07/dostoevskii-o-svobode-voli.html

Роберт Сапольски: Биология добра и зла

Просмотрел книгу Роберта Сапольски Биология добра и зла. Книга неплохо написана. Она состоит из двух частей. Первые десять глав посвящены нейрофизиологии, биологии и эволюции. Разбирается устройство мозга, какую реакцию вызывает поступаемая информация из окружения человека, влияние гормонов на нейромедиаторы, память, развитие человека, роль генов, культуры и эволюции.

Мне понравилось построение первой части. Все начинается с текущего состояния человека, далее Сапольски разбирает, какие процессы протекали до этого. При этом интервал рассмотрения все время увеличивается — за несколько секунд, минут, дней, подростковый возраст, рождение, формирования человеческого общества и биологическая эволюция в целом.

Вторая часть книги посвящена собственно добру и злу. В данном случае Сапольски во многом погружается в свои собственные построения и эта часть существенно слабее первой. Более того, по идее первая часть должна была бы стать основой для рассмотрения добра и зла, но это не произошло. Я бы сказал к счастью, поскольку разрыв между двумя частями приводит к тому, что в таком варианте вторую часть можно вполне читать. В целом, биологизм в книге, как и положено, в наличии, но в позиции Сапольски озвучивается столько много «но», что уровень когнитивного диссонанса остается на сравнительно низком уровне.

Сапольски верит в безграничность науки — его книга является хорошим примером сциентизма. Наука в конечном итоге узнает все и в этом случае свобода воли человека является исключительно мерой незнания науки.

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/05/sapolsky-the-biology-of-humans.html

Герман Гельмгольц о догматизме и материализме

Почитал про Германа фон Гельмгольца. Следует отметить, что Гельгольц получил приставку фон за научные заслуги, а не от родителей. Поражает его широта научных интересов, ниже идет краткий список научных заслуг:


  • закон сохранения энергии

  • изобретение офтальмоскопа

  • вихревые уравнения гидродинамики

  • теория физиологии зрения и слуха

  • катушка Гельмгольца

  • резонатор Гельмгольца

  • уравнение Гельгольца

  • свободная энергия Гельмгольца

На русском языке есть две биографии Гельгольца (В. Д. Зернова и П. П. Лазарева). Авторы физики и интересно отметить, что обе книги вышли в 1925 году. Книги неплохо подчеркивают взаимосвязь физики и физиологии в девятнадцатом веке. Для понимания физиологии слуха требовалось создать теорию звуковых волн, для понимания физиологии зрения более детально разработать теорию оптики. В этом смысле получается, что исследования Гельмгольца были огранически связаны между собой.

Важно отметить, что картина мира Гельмгольца была близка ко взглядам Канта — еще в 1855 году он подчеркивал общность оснований философии Канта и науки его времени.

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/05/helmholtz-das-denken-in-der-medicin.html

К границам науки

Мне понравилось рассмотрение границ науки, проведенное Дюбуа-Реймоном. Я бы только сказал, что его рассмотрение принадлежит не науке как таковой, а философии. К сожалению, вряд ли в данном случае можно провести четкую границу и в этой заметке я просто ограничусь рассмотрением того, что случилось за прошедшее время с вопросами, поставленными Дюбуа-Реймоном.

Сразу же можно сказать, что про Ignorabimus Дюбуа-Реймона успешно забыли. По всей видимости в этом сыграла большую роль позиция, озвученная Эрнстом Махом (Анализ ощущений и отношение физического к психическому):

‘Правда, он [Дюбуа-Реймон] не сделал дальнейшего важного шага: он не понял, что если проблема признана принципиально неразрешимой, то в основе ее лежит неправильная постановка вопроса.’

‘Проблемы или решаются, или распознаются как несуществующие.’

Высказывания такого типа можно нередко услышать также в настоящее время. Посмотрим какое решение предлагал Мах. По поводу рассуждений о материи он занимал позицию, которую в современной терминологии называют научным антиреализмом.

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/04/k-granitsam-nauki.html

Эмиль Дюбуа-Реймон: Не знаем и не будем знать

В лекции ‘О пределах познания природы‘ Эмиль Дюбуа-Реймон представляет свое видение границ науки. Сразу же скажу, что это отнюдь не пессимистическая лекция, поскольку в ней Дюбуа-Реймон занимает уверенную позицию, в рамках которой вполне можно позволить себе некоторые сомнения. Лекция начинается таким образом:

‘Как у всемирного завоевателя древних времен, в день отдыха от победоносных походов могло явиться желание определить точные границы необозримых подвластных ему стран, для того, чтобы в одном месте встретиться с необложенным еще данью народом, в другом с беспредельной равниной моря — непреодолимой преградой для его конных отрядов и истиным пределом его могуществу; точно также я считаю вполне приличным для науки естествознания, этой всемирной завоевательницы нашего времени, если она попытается в минуты досуга, при торжественном случае, обозначить разъясно действительные пределы ее неизмеримого царства.’

Для обсуждения границ науки следует сказать, что такое научное познание природы, что такое научное объяснение и что такое идеал научного знания. Именно так Дюбуа-Реймон начинет свое рассмотрение:

‘Познанием природы, или, говоря точнее, естественно-научным познанием или познанием мира тел при помощи и в роле теоретической естественной науки, называется сведение изменений, происходящих в мире тел, на движения атомов, каковые движения производятся их центральными, независимыми от времени, силами, или же: познание природы есть сведение процессов природы на механику атомов.’

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/04/ignoramus-et-ignorabimus.html

Наука о сознании

Увидел новый учебник ‘Наука о сознании‘  и решил просмотреть. Автор — когнитивный психолог Тревор Харли, который преподовал этот предмет для психологов в течение тридцати лет. Должен отметить прекрасное оформление и хорошие иллюстрации.  Последняя часть книга посвящена измененным состояниям сознания — достаточно подробно рассмотрены сон, гипноз, разного рода нехорошие препараты, медитация и религиозный опыт.

Тем не менее, в целом книга не понравилась. Как и в большинстве книг про сознание значительную часть книги занимает философствование (материализм, дуализм, панпсихизм и т.д). Как обычно, все что не вписывается в натурализм объявляется иллюзиями — в книге в особенности достается свободе воли и ‘Я’. Упоминаются взгляды, что само сознание является иллюзией, но автор похоже их не разделяет.

Чтение подобных книг наводит меня на мысль, что бихевиористы были в чем-то правы — рассмотрения сознания превращает науку в непонятно что. Ниже я рассмотрю более подробно свое неудовлетворение увиденным. Отмечу, что в книге критикуется фолк-психология за когнитивные искажения среди взгядов простого народа. Тем не менее, когнитивные искажения также можно заметить среди ученых, рассуждающих о сознании.

Начну с взаимоотношения между философией и наукой. Обычно ученые философов не жалуют. Ситуация кардинально меняется при переходе к разговорам про сознание. Возникает вопрос, что в этом случае подразумевается под решением проблемы сознания — научное решение? философское решение? или наукофилософское решение? Например, из книги мне осталось непонятно, зачем обсуждать вопрос, сможет ли наука решить проблему сознания, когда непонятно, в чем наука в данном случае отличается от философии и что, собственно говоря, будет приниматься как решение.

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/04/the-science-of-consciousness.html


http://blog.rudnyi.ru/ru/wp-content/uploads/2019/12/PrimarySecondaryQualities.jpg

Карл Маркс о теории Дарвина

'У Дарвина, которого я снова просмотрел, меня забавляет его утверждение, что он применяет «мальтусовскую» теорию также к растениям и животным, между тем как у г. Мальтуса вся соль как раз в том, что его теория применяется им не к растениям и животным, а только к людям — численность которых возрастает, мол, в геометрической прогрессии — в противоположность растениям и животным. Замечательно, что Дарвин в мире животных и растений узнает свое английское общество с его разделением труда, конкуренцией, открытием новых рынков, «изобретениями» и мальтусовской «борьбой за существование». Это — гоббсова «война всех против всех», и это напоминает Гегеля в «Феноменологии», где гражданское общество изображается как «духовное животное царство», тогда как у Дарвина царство животных выступает как гражданское общество.'

http://blog.rudnyi.ru/ru/2020/06/biologiya-raznoe.html

Истина с эволюционной перспективы

Концепция истины и естественный отбор связаны между собой противоричевыми отношениями. С одной стороны, натуралистам хочется объявить теорию естественного отбора истиной. С другой, концепция истины относится к человеческим качествам. Поэтому последовательные натуралисты предполагают, что эволюционная психология на основе естественного отбора должна объяснить происхождение концепции истины в ходе эволюции гоминини и высших приматов. Возникает вопрос, можно ли совместить одно с другим.

Среди натуралистов естественный отбор является общепринятым объяснением. Объяснение в рамках законов физики — мир переходит из предыдущего состояния в последующее по законами физики — натуралистам кажется слишком абстрактным. Им хочется понять эволюцию человека в рамках функции, приспособленности и адаптации. Появляется новая функция, она увеличивает приспособленность организма, соответственно, увеличивается размножаемость и выживаемость. Все наглядно и понятно и на этом пути не требуется тратить время на изучение математики и физики.

Тем не менее, попытки ввести концепцию истины эволюционным путем приводят к неприятным последствиям. Натуралистам нравится взгляд на науку, который включает в себя прогрессивное развитие и рост научного знания, конвергирующего к истине. Однако в современных селекционистских моделях биологической эволюции прогресс отвергается (эволюция не имеет цели) или же он вводится исключительно на локальном уровне. Более того, биологическая эволюция вместо конвергенции приводит к появлению разнообразия. Непосредственный перенос таких взглядов на науку неприятно напоминает происхождение термина постистина.

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/04/truth-in-an-evolutionary-perspective.html

Ученые о науке

Питер Медавар (иммунолог), Джеймс Конант (химик), Льюис Вольперт (биолог), Ричард Левонтин (эволюционный генетик):

‘Такой вещи, как Научный метод, не существует.’

Эрвин Чаргафф (биохимик):

‘Современная наука живет только в настоящем и для настоящего; она больше напоминает биржевые спекуляции, чем поиск истины о природе.’

Эдвард Осборн Уилсон (энтомолог, социобиолог):

‘Новое знание не является наукой, пока его не сделают социальным.’

Нильс Бор (физик):

‘Независимую реальность в обычном физическом смысле нельзя приписать ни явлениям, ни наблюдениям.’

Альберт Эйнштейн (физик):

‘В остальном эти последние [понятия и фундаментальные законы] суть свободные творения человеческого разума.’

Далее: http://blog.rudnyi.ru/ru/2021/03/uchenye-o-nauke.html